Вы находитесь в: Главная > Авторские детские сказки

Сказка про жадину «Жадина, которая пишется с большой буквы»

Эта сказка про жадину родилась так:

Как-то раз Маша сказала, когда мы собирались на прогулку:

– Не надо брать мелки! И пузыри не надо! И игрушки для песка!

– Почему это?! – удивилась я.

– Их просить будут! – хмуро пояснила Маша.

– Вот это да-а-а-а! – поразилась я. – Наверное, это и есть – наивысшая степень жадности…

Так появилась «Жадина, которая пишется с большой буквы».

И то ли после её появления, то ли от того, что у жадин наивысшей степени всегда очень плохое настроение и нет друзей,  но профессиональной жадиной Маша всё-таки стать не сумела, и через день-другой всё-таки стала брать на улицу свои «ценные вещи».

А если вдруг случится с ней опять такая неприятность, то мы ей обязательно ещё раз прочтём…


Жадина, которая пишется с большой буквы

Сказка про жадину «Жадина, которая пишется с большой буквы»

Сказка про жадину

 

Эта была Жадина, которая пишется с большой буквы.

И никакой ошибки тут не было. Просто это имя было такое – Жадина.

А получилось оно так. Родилась как-то у папы с мамой малышка. И папа сказал:

– Прекрасная малышка! Нужно непременно назвать её Жанной!

А мама надула красиво губки и сказала:

–  Лучше будет, если мы назовём её Диной!

А это были очень дружные и любящие папа с мамой.

Они всегда и во всём друг другу уступали.

Поэтому папа тут же согласился:

– Что ж! Дина  – прекрасное имя!

И мама согласилась:

– Ну, конечно же, Жанна! Что может быть лучше!

И пришлось им, чтобы каждый мог уступить друг другу, первую часть имени взять у имени Жанна, а вторую – у Дины.

Получилось

Жа + Дина = Жадина

– Жадина! — улыбнулся папа.

– Жа-а-адинушка ты наша! — ласково проворковала мама.

Так и стала их малышка Жадиной.

Всё дело было в том, что папа с мамой никогда не слышали поговорки о том, что «как вы лодку назовёте, так она и поплывёт».

А если даже и слышали, то подумали, что в поговорке этой, имеется в виду именно лодка.

Они даже и не догадывались, что вообще-то можно было придумать много таких поговорок.

Например,

«Как вы рыбу назовёте, так она и поплывёт»,

«Как зерно вы назовёте, так оно и прорастёт»,

«Как вы лошадь назовёте, так она и повезёт»,

«Как малышку назовёте, так себя и поведёт» и все они были бы верными.

И что, тот кто придумал  про лодку, просто подумал, будто бы все догадаются, что эта поговорка не только про лодку, но и про всё остальное тоже.

И про рыбу, и про лошадь, и про зерно и про малышку.

Не тут-то было!

Мама и папа об этом, к сожалению,  догадаться не сумели.

Так Жадина и стала жадиной.

Жадничала она с утра до вечера. Причём не так, как обычные жадины-любители.

Жадина была настоящей жадиной-профессионалом!

Завтракала она одна. Чтобы никто не мог случайно схватить её ложку и взять из хлебницы именно тот хлеб, который был нужен Жадине…

Зря вы думаете, что любящие  родители могли бы и уступить единственной дочке нужный ей хлеб. К сожалению, это было невозможно! Потому что хлеб становился нужен Жадине сразу же, как только его кто-то взял.

Так и приходилось Жадине есть всё без хлеба. Ведь завтракала она одна. И обедала, и ужинала. И из-за этого ей не удавалось понять, какой именно хлеб ей нужен. Ведь его никто не брал!

У Жадины было очень много игрушек. Но никто об этом не знал. Даже её родители.

Потому что в комнате малышки не было видно даже следов игрушек. И никто никогда не играл в этой комнате.

Каждую новую игрушку, подаренную родителями, Жадина хватала и, опасливо озираясь , не подглядывает ли кто, бежала прятать в надежное место. Она была уверена, что только так её игрушки могут быть в безопасности,  и никто другой теперь не сможет в них поиграть.

А, как известно, если игрушку убрать в какое-то тайное место,  случается так, что о ней забывают.

Поэтому родители и Жадина толком и не знали – есть у Жадины игрушки, или нету.

Об играх на улице не могло быть даже и речи!

Где-то в шкафу или под кроватью Жадины пылились горы мячей всех размеров, скакалок всякой длины и мелков всех цветов.

Только они никогда не видели улицы. Ведь если вынести на улицу мяч, его может кто-то попросить поиграть! На скакалке может кто-то вздумать попрыгать, и самое ужасное, что мелки могут попросить, чтобы ими ПОРИСОВАТЬ!

Жадина не раз видела такое на детской площадке. И приходила от этого в УЖАС.

Можно было,  конечно, поиграть с другими детьми в их игрушки, и Жадина даже как-то раз пробовала.

Но и из этого тоже ничего  хорошего не вышло. Жадина тут же захотела, чтобы у неё были все игрушки всех остальных детей. И от этого она начала оглушительно реветь и топать ногами.

Тут-то родители и признались тихонечко друг другу. Это случилось в самой дальней комнате самой тёмной ночью. Когда Жадина уже давно спала в своей кроватке.

– Милый, – сделав печальное лицо, но, не забыв при этом красиво сложить губки,   сказала мама. – Я должна тебе признаться в СТРАШНОМ!

Да-да! Именно так она и сказала. «В СТРАШНОМ».

Папа поначалу очень испугался.

Но потом увидел красиво сложенные мамины губки,  обрадовался и сразу же забыл, что хотел сказать.

Тогда мама сказала:

– Ты напрасно так мило улыбаешься! Это будет действительно страшное признание!

Папа продолжил мило улыбаться, и сказал так:

– Говори! Я уже боюсь. Просто это не заметно. Ведь я – мужчина. А мужчинам не положено бояться так, чтобы все видели.

– Мне… – промямлила мама и замялась. У неё никак не получалось признаться в СТРАШНОМ. Чтобы придумать, как же всё-таки признаться, ей пришлось глубоко задуматься. И красиво сложенные губки на мгновение некрасиво искривились.

– Мне… – вновь нерешительно прошептала она…

– А-а-ах! Ну да! Точно! Вспомнил! – хлопнул себя тут же по лбу папа. – Мне тоже кажется, что наша Жадина…

Тут папа выпучил глаза, опасливо оглянулся по сторонам. Затем он хорошенько прислушался.

И только после этого, сказал шёпотом прямо маме на ушко:

– Жадина!

Мама заплакала. Ведь если и папа тоже так думает, то, очень даже может быть, что ЭТО – ПРАВДА!

А могло получиться и так, что папа бы взял и сказал всё наоборот. Например, он бы сказал:

– Не жадина!

 И тогда СТРАШНОЕ оказалось бы совсем нестрашным.

А оно взяло и так не получилось! Как же тут не заплакать!

– Что же нам делать?! – плакала мама на плече у папы.

Папа мужественно не плакал и переживал эту страшную новость молча, то есть «про себя».

– Не переживай! – решительно сказал наконец папа. – Мы отведём Жадину к доктору!

И ранним утром папа, мама и Жадина отправились к доктору.

А когда Жадина спросила, зачем они идут к доктору, мама и папа ей сказали:

– Просто так! На всякий случай! Мало ли что!

И они пошли.

И вот пришли они к доктору и доктор спрашивает:

– Ну-с! С чем пожаловали?

А Жадина ему так смело отвечает:

— Ни с чем! Просто так! На всякий случай! Мало ли что!

Доктор удивился. А мама и папа пожали плечами и промолчали.

Не могли же они любимую дочь прямо при докторе жадиной обозвать!

– Ну, если ни с чем, тогда освободите, пожалуйста, кабинет! – нахмурился доктор. – У меня очередь, между прочим!

Он встал, и хотел им дверь открыть. Чтобы проводить в коридор.

Тут-то Жадина и увидела у доктора новенький блестящий стетоскоп! С синенькими трубочками! С прекрасной кремовой перепоночкой, серебристым кружочком, и серебристыми же дужками. И мало всего этого, так он ещё ведь был настоящий!

Тут-то Жадина как повалилась на пол. Как начала орать истошным голосом.

– А-а-а-а! А почему у доктора есть такая слушалка, а у меня нету!? А у него вон ещё часы песочные! Большие! И жёлтые! А молоточек у него какой! Резиновый! С красными полосочками! Не че-е-е-естно!

– А-а-а-а-а! Пусть мне доктор это всё отда-а-а-аст! Или хотя бы слушалку!  – истошно орала Жадина.

А мама и папа тихонечко кивнули доктору, мол, вот, – с этим-то мы и пожаловали.

– Всё ясно! – тут же всё понял доктор и закрыл обратно дверь в коридор.

Доктор внимательно оглядел Жадину со всех сторон. И спрашивает,

– Девочка, а как тебя зовут?

А Жадина молчит. Обиделась. Ведь ей доктор ни стетоскопа, ни молоточка, ни часов не дал!

Тогда доктор сказал родителям:

– Вы пока в коридоре посидите, а мы тут подумаем вместе, что нам делать, да как нам быть.

Родители и вышли.

Ждали-ждали. Наконец, дождались! Доктор выходит и говорит грустным голосом:

– Ничего не понимаю! Уникальный случай у вас! Ну, никак понять не могу, в чём же дело! Давайте-ка заведём историю болезни!

Зашли все в кабинет и доктор достал такую толстую тетрадку. А на ней написано

«ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ»

Большими жирными буквами.

Мама, как увидела это, опять заплакала. А папа опять не стал. Только маму взял за руку. И мама от этого стала плакать в два раза меньше.

– Скажите, пожалуйста, и-и-и-имя…. – доктор взял большую красную ручку, которая писала чёрными чернилами, и нацелился записывать имя.

Папа начал диктовать

– Жа-а-а-ади-и-ина-а-а….

Доктор почему-то писать не стал. А сделал такие большие глаза, такие большие, что Жадина подумала, что у доктора не глаза, а воздушные шарики. Он когда хочет, кнопочку нажимает секретную, и шарики надуваются.

– Как вы сказали?! – переспросил доктор, после того, как смог найти секретную кнопочку для сдувания глаз-шариков обратно.

–  Жадина, — удивлённо повторил папа.

– Да что вы такое говорите?! – возмутился доктор, – вы зачем же это на ребёнка обзываетесь?!

Все удивились. И мама, и папа, и Жадина. Ведь они очень привыкли к тому, что Жадину зовут Жадиной.

Папа говорит, тоже возмущенно:

– Это мы не обзываемся, это мы имя вам говорим. Для истории болезни.

– Да как же это?! Да что же это за имя такое – Жадина?! – недоумевает доктор.

– Это очень красивое имя! – гордо объясняет мама. – Наша малышка с ним с рождения ходит. – Жанна – это от папы досталось, а Дина — от мамы.  А вместе получилось Жадина!

– И это, – ещё раз на всякий случай пояснила мама, – очень красиво!

— О боги! С рождения! – схватился за голову доктор. – Караул! Нет,  – кошмар! Это… Нонсенс! Это… – доктор вдруг замер и задумался.

– Это – научное открытие! Ура-а-а-а! – закричал ни с того ни с сего он.

 И все опять очень удивились. И папа, и мама и Жадина.

Ведь они не думали, что имя Жадина станет вдруг научным открытием.

А доктор уверенно сказал:

– Я вас вылечу!

– О, это чудо!  – захлопала мама в ладоши и тут же забыла про открытие.

– О, это счастье!  – обрадовался папа и тоже забыл.

А Жадина нахмурилась. Потому что догадалась, что лечить собираются её.

– Покажите, пожалуйста, ваши документы!

Вдруг строго заявил доктор.

И папа показал автомобильные права.

Доктор нахмурился.

– А нет ли ничего у вас такого, где ваш ребёнок числится официальным, так сказать, порядком? – поинтересовался он, — вопрос важный. И не допускает отлагательств.

– Ну, раз так, – пожала плечами мама, – тогда, пожалуйста! –  и достала из своего маленького ридикюля бумажную улитку.

Мама ловко и споро повертела улитку в руках… Та — раз! И превратилась в свидетельство о рождении Жадины!

Доктор очень удивился!

А папа и Жадина – нет.

Ведь они знали, что их мама — очень хозяйственная и домовитая. И поэтому она умеет носить в ридикюле вещи первой, второй и третьей необходимости.

– Пожалуйста!  – ещё раз повторила хозяйственная и домовитая мама удивлённому доктору.

Доктор взял свидетельство о рождении, почитал и очень обрадовался.

– Йю-ху! – сказал он.

– Что, извините? – уточнил папа.

– Говорю, лечение будет лёгким и безболезненным!

Мама опять захлопала в ладоши. А папа заулыбался. И даже Жадина заулыбалась, потому что догадалась, что это её будут лечить легко и безболезненно.

– Пропишу-ка я вам сейчас рецепт! – сказал доктор и стал писать.

А потом написал и говорит:

– Пожалуйста! Приходите на повторный приём через неделю!

Мама взяла рецепт, папа взял за руку Жадину и они пошли в аптеку.

Ведь рецепт он зачем нужен?! Чтобы в аптеку сходить!

Вот они и пошли. Пришли. Достают рецепт, и протягивают его в окошечко.

А из окошечка недовольно говорят:

– Это у вас рецепт лёгкого и безболезненного излечения! С таким не надо в аптеку! Такой надо самим читать и легко и безболезненно излечиваться!

Тогда папа и мама и Жадина, извинились, пошли домой, сели с рецептом на диван и прочитали:

«ДЕВОЧКУ ПО ИМЕНИ ЖАННА-ДИНА НАЗЫВАТЬ СОКРАЩЕННО НЕ ЖАДИНА, А АННА!».

Снизу приписано буковками поменьше:

«АН(от Жанны)+НА(от Дины) = АННА!»

И ещё ниже:

«Принимать каждый день до выздоровления и далее много лет до закрепления и профилактики».

– А хорошо-то как! Анна! – улыбнулась мама красивыми губками.

– Просто волшебно! Анна! – согласился папа.

И они повернулись к своей малышке и сказали хором очень ласково:

– Аню-ю-ю-юточка ты наша!

А Анюточка очень симпатично заулыбалась. Потому что она поняла, что это её теперь и много лет до закрепления и выздоровления будут называть Анютной, а не Жадиной.

Через неделю мама, папа и Анюта пришли на приём к доктору, как он и велел.

– Ну как вам имя? – поинтересовался доктор, поставив точку в диссертации на тему «Непосредственное влияние имени на поведение ребёнка».

– Прелестно!  – сказал папа.

– Лучше не придумаешь! – улыбнулась мама.

А Жадина… Ой!

А Анюта достала из маленького детского рюкзачка красивый детский стетоскоп.

С принцессой. И подарила доктору.

И вдобавок ещё и сказала:

– Спасибо рецепт! Это хорошо, что мы решили к вам на всякий случай прийти!

А знаете, что ещё у Анюты в рюкзаке было?

Ну конечно!  У каждого обычного ребёнка в рюкзачке обязательно бывает скакалка, мячик и мелки!

А как же без них гулять? Правда?


Вот  и закончилась наша сказка про жадину.  Надеемся, что с её появлением  жадин на свете стало меньше!

А с Машей мы лечимся от жадности не только сказкой. Есть у нас и ещё один давний маленький секрет. Правда, он уже и не секрет вовсе, потому что о нём можно прочесть в статье о том, что же делать, если ребёнок – жадина.

Подпишитесь на новости блога
Ваш email:
email рассылки

Метки:

    Оставить комментарий