Вы находитесь в: Главная > Авторские рассказы детям

«Самый настоящий Дед Мороз» — Cуществует ли Дед Мороз на самом деле?

В круговороте предновогодних событий и суеты многим очень хочется понять, существует ли на самом деле Дед Мороз. И какой же, всё-таки, из всех, встреченных за последние несколько дней, — Самый Настоящий Дед Мороз.

 Недавно, в прочем, нет. Не так уж и недавно. Один очень хороший человек мне сказал:

— Пора нашей девочке аккуратно объяснить про Деда Мороза правду…  А то ведь, что получается?! Что мы ребёнка обманываем! К тому же – полкласса у неё уже в Деда Мороза не верит!

И я глубоко задумалась над многими вопросами, возникающими в такой ситуации. Такими, например, как «а стоит ли рассказывать?» , «кому и зачем нужна правда?»,  «что есть правда?»,  «а можно ли, в полной уверенности, сказать, что родители врут?» и «врут ли?» ну и всё такое прочее 🙂 .

В итоге, у меня родилась вспомогательная версия для родителей, которые столкнулись с необходимостью ответить ребёнку на вопрос

«А существует ли Дед Мороз на самом деле?»

и не знают, как быть. А хочется поступить так, чтобы подлыми обманщиками не оказаться, и при этом – не испортить ребёнку волшебный праздник.

Надеюсь, кому-нибудь да пригодится!

Да, для тех, кому рецепт срочно очень небходим, а прочитать столько не могут — волшебный рецепт ищите в конце. Его раскрывает детям учительница. Вера Сергеевна. 🙂

Приятного прочтения!


Самый настоящий Дед Мороз, или Существует ли Дед Мороз на самом деле

Самый настоящий Дед Мороз или существует ли Дед Мороз на самом деле

— Ха-ха-ха!

— Вот глупая!

— Ой, не могу!

— Ай, да умора!

— Светка-то у нас — маленькая!

— Детский сад! Штаны на лямках!  — раздавалось со всех сторон.

Полкласса, а может быть и больше, собралось вокруг Светкиной парты.

Окружили, плотненько так, со всех сторон.

Кто-то делал вид, что лопнет сейчас со смеху,  хватался за живот и за голову, Вадимка, достав бумажный платочек,  вытирал слёзы, которые якобы случились у него от хохота, Ирка надувала щёки и делала вид, что сосёт соску. А те, кто не придумал ничего поинтересней, просто показывали в Светкину сторону пальцем  и театрально хохотали.

Над ней хохотали. Над Светкой.

Были, правда, и те, кто смотрел молча и с явным сочувствием.

Но все, — все до одного, кто слышал разговор и собрался вокруг, пялились на Светку во все глаза.

А Светка сидела в самом центре такого вот, не очень-то приятного, внимания  и ну никак не могла никуда испариться. О чём она очень искренне сожалела.

Тут ещё и Танька Щипачева —  как всегда влезла. Отлепилась от Простакова Пашки, которого последние дни так настырно обхаживала, несмотря на все его вялые протесты…

Услышала-таки! Подбежала, растолкала всех быстренько. Безо всяких там вопросов, или извинений.

 А никто и не возражал. Кто же будет с Танькой Щипачёвой спорить!? Себе дороже!

Всегда она такая, Щипачева эта. Танька. А почему – непонятно. На вид – самая обычная девчонка. Ни высокая, ни низкая, с черной косичкой до лопаток и парой выбившихся локонов на лбу.

Никто, наверное, даже и не задумывался над  этим. Привыкли уже к тому, что Танька — такая. Самая главная. Выскочка. Авторитет. И никто с ней не связывался особо, без лишней надобности.

Светка, правда, бывало, с Майкой этот вопрос обсуждали. По-секрету. В раздевалке у окна, или в туалете. Но, — увы. Пока что, на этот счёт они так ничего путного и не придумали.

В общем — подскочила Танька к Светкиной парте и, решительно глядя собирающейся реветь Светке в глаза, проговорила громко и четко, по слогам:

— ЗА-ПО-МНИ! Светкина-конфеткина! Ты уже взрослая! А ДЕДА МОРОЗА  НЕ СУ-ЩЕ-СТВУЕТ!

А Светка… Она по секрету только реветь собиралась. А так – нет. Знала она хитрость одну. Завернула губы вовнутрь, аж за зубы и плотно ими же, зубами, прижала. А глазами старалась не моргать.

Ничего возразить она в таком состоянии, конечно же, не могла. Да и, если честно, сейчас у неё как-то всё в голове перепуталось. Потому, возразить было особенно и нечего.

Так и сидела Светка, закусив губы, накрутив на пальцы каштановые пряди своего каре так, чтобы лица было видно поменьше, а волос — побольше.

Сидела и с завистью смотрела в окно. На голубей, уютно устроившихся рядышком друг с другом на проводе.

— Им хорошо! – думала она рассеяно. — Они там. И никто над ними не хохочет.

Смотрела, представляла себя рядышком на проводе и то, как удивились бы все тут, если бы Светка взяла и исчезла. И появилась там.

Забыли бы сразу про этот разговор. Сбежались бы к окну и стали пальцами показывать и орать:

— Смотрите!  Там Светка!

— Ишь, куда забралась!

— Во даёт!

И всё это уже с уважением! А не как сейчас. Не каждый, знаете ли, может с голубями на проводах сидеть. За такое любого зауважают. Даже того, кто до сих пор верит в Деда Мороза.

Время от времени Светка прислушивалась к своим нестройным мыслям:

— Так я и знала! – бубнила одна  мысль сварливым Светкиным голосом, — Не надо было Вальке про Деда Мороза говорить! Не надо было! И по письмо, и про просьбу…

— Да нет! Ничего я не знала! – отвечала другая, громкоголосая. Та, что всегда за справедливость.

— Не подумала просто. А надо было подумать. А я не подумала… — Оправдывалась третья, скромно и печально вздыхая.

— Как всегда! И вот, теперь, — получила! – Радостно подхватывала первая – сварливая.

От этих самых мыслей Светке хотелось попасть к голубям ещё сильнее.

И тут на помощь к Светке, как это часто случалось, пришла её верная подруга Майка. Она, услышав что происходит вокруг Светкиной парты, тут же забросила решающее сражение на линейках со Славкой Федотовым и вихрем ринулась в гущу событий.

— Танька! – с ходу сообразила Майя, в чём тут дело. — Вранье всё это! Враньё и выпендрёж! К нам Дед Мороз в прошлый Новый Год точно приходил! — с вызовом заявила она Таньке.

Вид у неё был при этом такой, что Светка аж рот раскрыла, – не врёт! А это значит – спасение близко!

— Да с чего это ты взяла? — заблеяла Танька противным голосом, пытаясь подразнить Майку.

— А с того это взяла! – таким же противным голосом ответила ей Майка.

— Врёшь! – решительно отрезала Танька, — Доказательства есть? – в голосе чувствовалась уверенность в том, что – нет. Нет и не может быть доказательств того, что Дед Мороз существует! Потому что любой по-настоящему взрослый человек скажет «Нет его!», и всё тут!

— Врёт! – с явным удовольствием поддержал Таньку вредина Женька Жуков. И для того, чтобы растянуть интригу подольше, надул сначала огромный пузырь из жвачки, лопнул его с громким хлопком и только потом продолжил,  — Я в машине по радио уже сто раз рекламу слышал, — тут его голос сделался смешным и тонким, —  А вы придумали, что положить под ёлку своим родным?! — класс захохотал. – Что вы думаете?! Стали бы такую рекламу крутить, если бы Дед Мороз существовал? – Женька победно оглядел класс.

Танька энергично закивала головой в знак полнейшего согласия с Женькиными словами.

Светка от этого всего опять сникла и крепко-накрепко сжала губы. Она видела, как те, кто всё ещё испытывал робкие сомнения насчёт Деда Мороза, услышав Женькины резонные слова, приняли окончательное решение и встали  на Танькину сторону.

Некоторые даже сделали это по-настоящему. Придвинулись, то есть. Поближе к Таньке.

Светка с надеждой посмотрела на Майку. И порадовалась – Майку явно новость про рекламу никак не огорчила. Она даже собиралась что-то сказать, но её опередил верный её друг и сосед по парте – Славка.

— Мой папа говорит: «Хочешь наслушаться ерунды – послушай рекламы!» — Славка улыбался так мило! Светка невольно отпустила губы и улыбнулась тоже. Ей стало вдруг спокойно.

— И всё-таки он есть! – подумала она про себя.

Женька нахмурился, размышляя над ответом. А Майка, наконец, продолжила:

 — Вот-вот! А доказательств у меня – во! – она провела рукой чуть по выше бровей. Это означало, что доказательств — сколько надо. И даже чуточку больше.

– Мы на даче были. – Начала свой рассказ Майя, — Большой такой. Просто огромной! Или не даче. Не знаю точно… И нас там много было. Мамы, папы, дети. Много семей. Каждый жил в своей комнате. И мы – в своей. Я и Тайка. Сестрёнка моя.

Слушать Майю было интересно. Рассказывала она от души, и по её горящим глазам было видно, что мысленно она сейчас не здесь.  А там, — в прошлом Новом Году. На той самой даче. Или где-то там ещё…   Класс затих и замер в стремлении не пропустить ни словечка. Все понимали, что сейчас значимо — каждое.

А Майя продолжала:

— И вот – мы утром проснулись. После Нового года прямо. Хотели, ясное дело, бежать – смотреть,  чего там нам под ёлку Дед Мороз положил. Встаем, смотрим! А у нас… — Майка сделала глаза такие большие, ну просто – огромные, за щеки взялась, изобразив удивление, вздохнула глубоко-глубоко и выпалила таким голосом, которым рассказывают только настоящую тайну:

— А у нас на окне написано: «Привет Майе и Тае от Деда Мороза! С Новым Годом!». И написано не краской там какой, или ещё чем человеческим. Написано МО-РО-ЗОМ!

Майка оглядела всех с видом победителя. И не зря. Все рты так и пооткрывали! Все. До одного. Даже Танька не сразу спохватилась. Потом, правда, закрыла. И быстренько сообразила:

— Это как это – МО-РО-ЗОМ?! – ехидно повторила она за Майкой, изображая из себя великого сыщика и коварно улыбаясь. Теперь у неё на лице было написано «Сейчас я её  бы-ы-ыстренько на чистую воду выведу!».

 — Да так, — просто. Морозом и всё. Как мороз на стекле рисует. Не знаешь что ли?! – беззаботно спросила Майка.

—  Да какой мороз?! Деточка! – захохотала Танька, хватаясь за голову. – Да это папа твой или мама пальцем написали. В варежке. Вот тебе и весь мороз.

Все захохотали вслед за Танькой. Стало понятно, что доказательства у Майки – липовые. Танькин лагерь потихоньку подрастал и креп.

Светка безнадежно вздохнула, но всё же посмотрела на Майку с надеждой, ожидая чуда. Сейчас! Сейчас Майка скажет всё-таки самое главное!

И чудо всё-таки произошло! Майка произнесла спокойным и бесстрастным голосом. Как в кино:

— А  это – ИС-КЛЮ-ЧЕ-НО. – И загадочно замолчала.

Все уставились на неё в ожидании. Наконец, Павлик Обрамкин не выдержал и говорит:

— Ну?! Говори уже?! Видишь – люди волнуются.

Майка благосклонно кивнула.

— Это был ТРЕТИЙ ЭТАЖ! – выпалила она громким шёпотом.

Что тут началось! Девчонки делали огромные глаза, прикрывали рты, Ирка Беляева «падала в обморок», Вика «приводила её в чувства» — обмахивала изо всех сил альбомом для рисования,  а мальчишки…

Кто-то показывал большой палец, вытаращив его вверх и свернув остальные пальцы в кулак. Это означало что-то типа «доказательства что надо», кто-то носился и орал «ола-лю-лю-лю», чтобы придать обстановке ещё более эффектный вид и звучание, кто-то поражённо молчал, кто качал головой а Славка скакал на одной на одной ножке и пел:

— Да здравствует, здравствует Дед Мороз!

Одна только Танька всё ещё не сдавалась. Сквозь вопли одноклассников, которые вдруг так быстро  утратили к ней доверие, она проорала:

— Лестница! Они поставили лестницу! И вообще – трёхэтажных дач не бывает!

Те ребята, что были недалеко от Таньки, прекратили беспорядочное движение и крики, остановились и прислушались, — что же скажет Майка.

Майя была по-прежнему спокойна и рассудительна.  Она слегка кивнула головой в знак согласия с чем-то и сказала так:

— Ну, в общем, — да. Там третьего этажа то  — не было.

— Ой, не могу! Вру-у-у-шка! – попыталась перебить её Танька, но Майка строго посмотрела на неё и продолжила.

— Там было два этажа и такая о-о-очень большая крыша. Под этой крышей тоже были комнаты. Такое бывает. Только не помню, как это называется. Ну, вы видели наверно? – она внимательно оглядела ребят.

Вот Севка сделал очень умный и деловой вид и коротко кивнул, вот Ольга Перепёлкина махнула куда-то  рукой и сказала беззаботно «Да-а-а, у нас точно так же!»,  за ней следом Уля пожала плечами и с удивлённо заметила «Кто же не видел-то»… И быстренько разнеслось по классу всеобщее согласие с таким вот третьим этажом под крышей.

Тогда Майка с улыбкой кивнула и продолжила рассказ:

— Вот в такой комнате мы и жили. Под нашим окном была крыша такая…Как горка снежная.  А под крышей ещё два этажа.

— Да-а-а… — Протянул со знанием дела Толик Узлов. – Какой же дурак в Новый Год туда полезет? Да и упадешь же сразу. Грохоту будет… Только Дед Мороз и мог…

— Да что вы, в самом деле! Не класс четвертый «А», а детсад какой-то! – хлопнула Танька по парте рукой.  – Поставили они лестницу! И все дела.

— Мы тоже так подумали, — улыбаясь и смело глядя на Таньку, кивнула Майка. – Ты думаешь, — одна такая догадливая? Валенки и куртки надели и на улицу! Даже под ёлку не пошли!

— И что? – всё торопил события нетерпеливый Павлик.

— И – ничего! – с гордостью объявила Майка.  – Ни следов. Ни лестницы. Всё вокруг облазили. Во все двери заглянули! Ничего не нашли. Вот поэтому, — Майка пожала плечами, — я-то теперь и могу совершенно точно сказать – Дед Мороз есть!

— А как же реклама?! – растерянно поинтересовался Женька.

— Реклама для дурра-а-ачко-о-ов! – весело и очень красиво пропел Славка. Он вообще – очень красиво пел. Потому пел всегда и везде, где это ему удавалось. Иногда ему влетало за то, что пел он даже там, где было это не к месту, или не ко времени.

— Реклама – для взрослых. – Хмуро отрезала Танька. Стало ясно — она не собиралась сдаваться.

И тут в класс вплыла Вера Сергеевна. Учительница ИЗО. Рисования то есть. Она всегда так делала. Не входила и не вбегала. Именно – вплывала.

Была она худой, даже хрупкой. Многим, порой, казалось, что она вот-вот может переломиться.

И – необычайно красивой. Так думали все в классе. Все без исключения. Даже Танька.

Волосы у неё всегда были собраны в загадочную причёску, не имеющую официального названия. Из неё всегда беспорядочно торчало несколько локонов.

— Ну просто, ну – ОЧЕНЬ!  Шик! Настоящая леди! — Так говаривали девчонки в классе и пытались повторить такой шедевр на своих головах.  Такие попытки заканчивались для девчонок тем, что кто-нибудь из учителей обязательно интересовался:

— А что это у нас сегодня Оля Ведёркина и Юля Шахова такие лохматые пришли?!

Лицо у Веры Сергеевны было…

Наверное, если бы ребят из четвертого класса «А» попросили написать сочинение на тему, «Как выглядит лицо Веры Сергеевны», все бы с энтузиазмом бросились писать! Тема-то – ой, какая интересная!

Но, поразмыслив немного, скорее всего, никто не написал бы ничего более содержательного чем «красивое, доброе и с улыбкой».

И это действительно было так. Вера Сергеевна она вся была какая-то красивая, добрая и с улыбкой. Что касается остальных деталей, они всегда оставались где-то позади красоты, доброты и улыбки. Потому их никто не замечал и, закрыв глаза, скорее всего, даже не вспомнил бы.

Иногда, то одному то другому ученику вдруг начинало казаться, что она, Вера Сергеевна, сама тоже… Нарисованная! Такой полупрозрачной легкой акварелью. Как и очаровательные работы её руки на многочисленных альбомных листах или ватманах.

Заниматься с ней детям нравилось. Всем. Даже тем, кто считал себя абсолютным неумехой в вопросах рисования. Да и — Вера Сергеевна никогда не забывала  указывать таким детям на то, что это вовсе даже и не так. Что им стоит всего лишь захотеть и поверить в свои способности.

И вот. Та самая Вера Сергеевна вплыла в класс вместе со своей неизменной улыбкой.

И провозгласила, окутав всех своим волшебным акварельным взглядом:

— Приветствую!

Получилось у неё, как всегда, — очень радостно и торжественно, и, вместе с тем, как-то очень по-товарищески.

Все с удовольствием ей отвечали. Кто во что горазд.

— Здравствуйте, Вера Сергеевна!  — говорили одни.

— Приветствую! – вторили  другие.

— Добрый день, Вера Сергеевна! – кричали третьи.

А некоторые даже выдавали что-нибудь необычное, например:

— С наступающим Вас, Новым годом, Вера Сергеевна! – или, —

—  Всегда Вам рады, Вера Сергеевна!

А Вера Сергеевна,  не прекращая улыбаться, оглядела быстренько класс 4-й «А» ещё раз, и, конечно же, нисколько никого не удивив, спросила:

— И о чём у нас тут спор, если не секрет?  — впрочем, улыбаться она вообще никогда не прекращала. Наверное, она улыбалась даже во сне. На этот вопрос «Улыбается Вера Сергеевна во сне или нет?» очень часто пытались найти ответ мальчишки четвёртого класса «А».

А,  может быть, и не только — мальчишки, и не только этого класса. Вопрос был безумно интересным. И не имел никакого точного ответа. Одни лишь догадки, и только.

Танька вздохнула и, вдруг, к удивлению остальных одноклассников – потупилась и промолчала. Для Таньки Щипачёвой это было просто неслыханно! Вообще-то, все, по привычке, были уверены в том, что сейчас именно она и расскажет Вере Сергеевне – о чём же здесь спор.

Но, совершенно неожиданно, вместо этого все услышали Майкин голос:

— Вера Сергеевна! Вот Вы как считаете – Дед Мороз существует? – Майка слегка наклонила голову на бок,  тряхнула своим каштановым каре и продолжила. – Вот — Женька Жуков слышал в рекламе, что подарки под ёлку не Дед Мороз кладёт. А вы – взрослые.

Вера Сергеевна обвела класс своим волшебным взглядом, совершенно непонятным образом, умудряясь при этом, улыбаться ещё сильнее, чем до этого.

Затем, как показалось некоторым, она тихонечко, как маленький колокольчик, хихикнула, прошлась туда-сюда вдоль своего стола. Потом — к окну и обратно.

При этом она задрала нос к потолку, и будто бы читала там что-то, какие-то формулы, или цифры, или –  ответ на этот непростой для четвёртого класса «А» вопрос.

Только после всей этой загадочной церемонии начала Вера Сергеевна говорить.

Вернее – звенеть своим ещё более радостным, чем до этого, и ставшим каким-то хрустальным голосом.

 — Рекламу, говорите? – она помолчала ещё, покачала озабоченно головой, оглядела всех ещё и ещё раз. – Всё может быть… Очень даже может быть…

Вера Сергеевна снова прошлась туда и обратно,  теперь вдоль доски. Поводила пальцем, проделала две дырявые полосы в нарисованном кем-то человечке. Теперь получалось, что человечек в юбочке и модной шляпке.

Проделав этот трюк по скоростному превращению человечка-мальчика в человечка-девочку, она наконец-то продолжила:

— Да, всё ведь очень просто, ребятки! Неужели вы до сих пор не догадались!? – Вера Сергеевна удивлённо тряхнула плечами. И снова замолчала, оглядывая всех с вопросительным выражением лица. Мол – как это! Мои талантливые, мои  неповторимые ученики и ученицы не смогли догадаться!

Ученики и ученицы взбудоражено молчали. Кто-то пожимал удивлённо плечами, кто-то чесал затылок. Иные — просто делали непонимающий вид. Но у всех без исключения лица выражали нетерпение и любопытство. Все ждали и глядели на Веру Сергеевну во все глаза.

А по классу летала тайна. Она тихонечко хихикала каждому на ушко и ускользала. Звенела своим загадочным тоненьким голосочком, шептала что-то не разборчивое, шелестела мимо, оставляя за собой лишь лёгкое дуновение ветерка.

Все ждали: — Ну, когда же?! Когда же волшебница а сегодня, быть может, и самая настоящая Снегурочка Вера Сергеевна поймает, наконец, эту бессовестно дразнящую всех тайну?! Ведь тогда ей, тайне, ничего не поделаешь, придётся всё-таки раскрыться.

Вера Сергеевна опустила глаза, глубоко вздохнула и, ещё раз осмотрев всех ребят, вопросительно, мол, «ну что, никто не догадался?» и «все ли готовы узнать настоящую тайну?», сказала:

 – Дед Мороз, — детки мои, приходит лишь к тем, кто в него верит. Так вот всё просто! – Пожала она плечами и замолчала.

В классе началось волнение. Некоторые переваривали новость молча. Просто, выпучив глаза, или  широко открыв рот. Кто-то схватился за голову, кто-то за, ставшие вдруг, чересчур розовыми, щеки. Ну и, конечно же, были те, кто гордо и радостно растянул рот в победной улыбке. И даже, быть может, немножечко задрал нос.

Женька, тот, что большой любитель рекламы, изо всех сил тянул вверх руку, Танька Щипачёва закрыла лицо руками и отвернулась к окну.

Тут, вдруг оказалось, что Вера Сергеевна не договорила. Все услышали её ставший вдруг очень тихим голос-колокольчик:

— А, ведь, случается так,  — глаза Веры Сергеевны на один совсем незаметный миг наполнились печалью, а голос стал каким-то тусклым, — что человек вдруг перестаёт верить.

Она с сочувствием посмотрела на Таню, подошла к ней и осторожно положила руку ей на плечо. Танька вздрогнула, но не обернулась…

— Перестаёт верить в Деда Мороза. И вот тогда, родственникам приходится покупать подарки самим и класть их под ёлку. Вместо Деда Мороза. – Голос Веры Сергеевны был опять звонким и весёлым. – Вот поэтому и реклама. – Развела она руками.

В классе творилось что-то невообразимое. Новость была просто потрясающей. Потому, все ненадолго забыли о волшебнице и Снегурочке Вере Сергеевне и пытались как-то с ней, с новостью, справиться и ужиться, переварить её и понять, как теперь жить дальше. Лица у всех были сосредоточенными и очень озадаченными.

Кто-то выяснял у соседа, верит ли он в Деда Мороза, или нет. Выслушивал и неуверенно выдавал в ответ свою версию. Кто-то, радостно размахивая руками, рассказывал о том, что теперь-то понятно, почему ему Дед Мороз всегда приносит подарки.

Кто-то, держась за пунцовые от переживаний щёки, беспокоился за маму, так как, очень даже может быть, что мама давно уже не верит в Деда Мороза. А это значит – её родственникам  срочно необходимо готовить для неё подарок. А её ближайший родственник это кто?!

Да-да! А времени до Нового Года в обрез!

Кто-то просто тревожно перешёптывался, не желая, чтобы окружающие их услышали.

И только Майка со Светкой, да ещё со Славкой Федотовой в придачу, лениво оглядывали всё это смятение и довольно улыбались. Как коты, досыта наевшиеся сметаны.

— Что ты хотел спросить, Женя? – тем временем поинтересовалась Вера Сергеевна, глядя на Женьку  Жукова, который продолжал тянуть руку, как на уроке.

— Вера Сергеевна! – начал он и печально опустил глаза… Продолжил он тихонечко, в надежде на то, что, быть может, кто-то его и не услышит. Но все, как назло, затихли, и старательно прислушивались, — А если ты перестал верить, а потом снова начал? Что тогда? Это считается? – обеспокоенно спросил всё-таки Женька.

— Тогда? — задумчиво переспросила Вера Сергеевна и с любовью оглядела своих учеников.

— А тогда, надеюсь, всё будет хорошо! И Дед Мороз сможет узнать об этом и всё поймёт. Он ведь — добрый дед. И понимающий. Правда? В общем, я предлагаю всем верить в то, что всё будет хорошо. Я вот, например, уже очень надеюсь,  что ко мне в этот Новый Год Дед Мороз обязательно заглянет! – Она радостно оглядела ребят, и подарила им ещё немного своего хрустального смеха. – А теперь, на этой необычайно радостной ноте, предлагаю начать наш сегодняшний урок. Кого, как вы думаете, мы будем сегодня рисовать?

— Деда Мороза, конечно! – улыбнулась Танька Щипачева. Она, наконец-то, оставила в покое своё ненаглядное окно, и повернулась к классу.

За окном уже не было ни голубей ни проводов, а был лишь густой и пушистый, медленный  и — очень новогодний снег. Казалось, он заполнил собой всю улицу, а также, — все пробелы и неясности, которые ещё оставались у кого-то в классе. Снег принёс с собой в класс спокойствие и ясность.

 Незаметно хлюпнув носом, Таня Щипачёва примирительно и как-то непривычно для неё по-доброму смотрела на ребят и на любимую учительницу.

— Правильно! Угадала, Танюш! – согласно кивнула Вера Сергеевна с неизменной улыбкой. – Рисуем Деда Мороза!  Ну, что же, рассаживайтесь, ребята, и — за дело! Начинаем наш новый урок!


Вот такой рецепт. Надеюсь, теперь, услышав от своего чада вопрос «Существует ли Дед Мороз на самом деле?» вы будете во всеоружии.

Желаю вам весёлого  предпраздничного настроения! Ну и, конечно же, что бы к вам обязательно заглянул Самый Настоящий Дед Мороз!

С любовью,

Ирина Рослова.

Да, здесь можно найти моё старое Новогоднее поздравление в стиха.

Нового для взрослых пока нет. Имеется детское. Специальное. Для Марининых ёлочек.

Может быть, — выложу. А может, так и останется личным Марининым. Для прочтений Самому Настоящему Деду Морозу 🙂

Подпишитесь на новости блога
Ваш email:
email рассылки

Метки: ,

    2 комментария к “«Самый настоящий Дед Мороз» — Cуществует ли Дед Мороз на самом деле?”

    1. сима:

      а нельзя видео это целый год читать надо!!!!!!!

    Оставить комментарий